Зарегистрируйтесь на нашем сайте, чтобы получить дополнительные возможности!

Спасибо за регистрацию!

Авторизация
Russian Ukrainian
Материалы

Видя какое-нибудь явление «крупным планом», то есть выходящим за рамки моего понимания приличий, я усилием воли удерживала себя от того, чтобы не впасть в разочарование жизнью, которая все усложняла для меня испытания. Не осудить время, в котором мне предназначено прожить достойную для человека моего уровня развития биографию. И даже старалась изо всех сил не обвинять окружающих людей, «творящих» безобразия.

- Нет, нельзя думать злобно и с раздражением обо всех людях, - понимала я. – Это приводит к одностороннему суждению и не продуктивным взаимоотношениям, - вспоминала обязательно какой-нибудь яркий пример из недавних встреч и погружалась в размышления о том, что можно сделать сейчас мне, чтобы подобного вокруг меня больше не происходило?

Выход не пришлось долго изобретать. В то время, когда подобные рассуждения все чаще стали посещать мою голову и даже устраиваться там надолго, в популярнейшей «Литературной газете» открыли рубрику: «Если бы я был директором». Не знаю, как отнеслись к этому остальные читатели, но для себя я нашла способ, вернее путь к направлению своих злобных и раздражительных мыслей в новое русло. Я «вычленяла» какое-то особо противное мне явление и начинала размышлять о нем как «директор», то есть тот, кто имеет возможность повлиять, чтобы исправить видимый беспорядок.

Постепенно, играя в «директора» в размышлениях об исправлении того, что лично мне не нравилось, поняла, что возможности человека ограничены его способностями, его физическими и душевными силами, его упорством и, главное – его правами и обязанностями.

- То есть, – размышляла я, – одно дело, когда ты хочешь научить кого-то чему-то необходимому, на твой взгляд, и он этого тоже хочет. Совсем другое дело – если человек этого не хочет. Да, закон ненасилия или свободной воли надо соблюдать, это факт неоспоримый. Но, тогда как же быть с теми, кто, находясь рядом со мною, явно нарушает установленные законы и правила? Нравственные, в данном случае нормы я имела ввиду. Что мне делать и как себя вести с «нарушителями», если среди них оказывались мои дети, члены семьи, подчиненные мне сотрудники, я, в общем, и целом знала.

Когда я пребывала в должности главного врача, то могла приказом или распоряжением заставить многих людей выполнять «то» и «так», и в «те» сроки, как это было необходимо мне, руководителю, для достижения определенной цели. Это по лечебным учреждениям, в основном. И мне, надо сказать, подчинялись. Не мне, конечно, а должности, которую я занимала. Но были и такие, которые не хотели и не подчинялись. Как быть с ними? «Казнить» таких, или – «миловать»? Кого и когда? За что и как? При этом мне хотелось, чтобы действия мои расценивались посторонними людьми как демократичные. И я научилась тогда, на мой взгляд, справедливо «судить» о тех, кто не выполнял моих распоряжений и поручений. Я доискивалась причины невыполнения: непослушание возникало «по незнанию» как это поручение выполнить или «по злому умыслу»? Первых надо было учить, а вторых – наказывать. Как ни грустно в этом признаваться, но приходилось даже расставаться с ними, с явными «врагами» установленного мною порядка. Не сразу, но постепенно таяло число тех, кого надо было «карать», таяло, пока в этом совсем не отпала необходимость…


  

    Если вас заинтересовал сюжет книги и вы бы хотели познакомиться с ней поближе, воспользуйтесь одной из форм обратной связи. Для этого нажмите тут. 

Публикуется по материалам издания:

Ия Сапина. Размышления : рассказы. - Черкассы : Издатель Чабаненко Ю. А., 2007. – 144 с.

© Ия Сапина. Авторские права защищены. Материалы могут быть использованы только в информационно-просветительских, учебных, некоммерческих или личных целях, при этом указание источника информации обязательно.

Изображение из источника: http://lenagold.ru/fon/clipart/l/lil.html

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить